Skype: mordaty68
 

В ТРИДЕВЯТОМ ЦАРСТВЕ, В ТРИДЕСЯТОМ ГОСУДАРСТВЕ

читайте и под «ФОТО-Ps*SHUM»


ЛЮБАРСКАЯ Александра Иосифовна

КАК ПЕРА-БОГАТЫРЬ ЛЕШЕГО ОДОЛЕЛ

Коми народная сказка

Наша страна Коми большая и вся лесами скрыта. Леса глухие, тёмные, стеной стоят. А зверя да птицы в лесах — тьма-тьмущая, не сосчитать.

С давних пор жили в тех местах люди. Хлеб не сеяли, коров не заводили. Лесованьем жили. Кто на что охотился — один на медведя, другие на тетерева и рябчика, кто лося или белку промышлял, а кто — уток.

Болот тоже хватало.

И была там когда-некогда за Гайной-селом Лупья-деревня. Затерялась она среди болот и лесов. Зимой кое-как ещё доедешь, летом по речке доберёшься, а в другое время болота не пустят.

Вот в этой-то деревне и жил парень, Пера его звали. Жил не богато, попросту сказать, бедно. Дом у него пустой, а ему и горя мало. Где стоит, там у него и дом: разведёт костёр-нодью, наломает пихтовых веток, уляжется, и ничего ему больше не надо. Целыми днями бродил он по лесу, в такую глушь заходил, куда нога человеческая не ступала. И ни одному зверю от него не убежать. Лыжи у Перы трёхсаженные, каждая лыжа из цельного ствола ели вырезана. За спиной у него лук со стрелами. Есть такое дерево, тусяпу зовётся, по-другому — можжевельник, — так Пера его замочит в воде и в дугу согнёт, а тетиву из оленьих и лосиных сухожилий сделает. Без промаха бьёт такой лук. Да сколько с охоты ни принесёт Пера, всё раздаст.

Про Перу много чего рассказывают.

Как-то раз задумал один мужик лупьянский дом себе строить и соседей позвал — помочь брёвна возить. Поехали помочане в лес. И Пера с ними. Нарубили брёвна, назад едут, полные возы везут. А у Перы, — то ли лошадёнка чахлая была, то ли брёвна слишком тяжёлые, — только воз ни туда ни сюда.

— Ну и лошадь у тебя! Кошка и то сильнее! — Смеются мужики. — Да ты её хлестни разок!

Рассердился Пера. От гнева потемнел в лице. А хлестать лошадь не стал — пожалел. Подумал он, подумал — и давай распрягать лошадёнку. Мужики смотрят, посмеиваются. А Пера ухватился за оглобли и одним махом вытащил воз на дорогу.

Помочане только руками разводят: «Ну и богатырь!»

А Пера и вправду был богатырь.

Насмешки над собой не прощал, а где люди в беде, там он первый помощник, всему народу защитник.

Вот, говорят, что было.

Облюбовал себе лешак парму, лесной пригорок, что возле Лупьи-деревни.

Дом себе поставил, а дом-то у него не как у людей, о трёх углах. Всем лесным зверьём распоряжаться стал, все лесные жители у него под началом ходили. А больше всего любил лешак покуражиться над людьми. Завьётся он вихрем, завоет, засвистит, застучит и уж такой север-ветер поднимет, что не то что человека с ног свалит, а деревья с корнем вырывает.

Охотника с дороги сбить для него первое удовольствие. Ходит, кружит охотник — нет нигде дороги, ну словно украл её кто. А это леший украл.

Хорошо, если догадается человек шапку задом наперёд надеть или стельку вывернуть из сапога и на дорогу бросить, — тут уж лешак отступится от него.

А то налетит на встречного человека, подхватит и унесёт к себе в дом — пусть поработает на него, лешака. Кто артачиться станет, с тем разговор короткий: посадит на высоченную ель, свяжет да так и оставит. Сиди, остывай.

Уж как его народ ублажал! Со всей деревни, бывало, сбор сделают, — кто пирог с окунем даст, кто яйца, кто шаньги вынесет, кто ещё что, — и, как солнце зайдёт, отнесут всё в лес. На осиновый пень положат и прокричат три раза:

— Покушай, Висел! (Это лешака так звали.) Ешь на здоровье, только нас не трогай!

А лешему что?! Придёт, съест и опять за свои забавы примется.

Думали, думали люди, как им от лешака избавиться, и надумали: надо идти к Пере-богатырю, просить у него помощи.

Мрачнее, чем Кама-река в непогоду, стал Пера-богатырь. Надел тёплый совик, взял лук со стрелами, привязал покрепче свои трёхсаженные лыжи и пошёл в лес. Сразиться с лешаком решил.

Соседи говорят:

— Ты только по его дороге не ходи. Не прощает он того, кто по его дороге ходит.

— И огонь возле его дороги не разводи. Не дозволяет он этого.

— И зверя никакого не стреляй. Где его дорога, там он один над всем зверьём хозяин.

— Ты смотри не ложись на его дороге. Он увидит — убьёт.

Пера всех их слушает, а своё думает: «Если дорогу лешака стороной обходить, так как я с ним встречусь?»

И прямо свернул на дорогу Висела-лешака. Развёл костёр-нодью и улёгся рядом.

Лежит, ждёт, что будет.

Только солнце за лесом скрылось, задул север-ветер, рвёт с деревьев листву, гнёт стволы к земле. Гут и сам Висел-лешак появился — ростом с высокую сосну, лицо что колесо от телеги, бровей нет.

— Уходи с моей дороги! — кричит страшным голосом.

— Никуда я не уйду, — говорит Пера-богатырь. — Мне и здесь неплохо. Не мешай мне, я спать хочу.

— Не уйдёшь добром, будем тогда силой мериться. Ты меня осилишь — твоя дорога, ты на ней хозяин. Я осилю тебя — за мной дорога останется, и уж не ступать тебе больше по этой дороге.

— Что ж, я согласен, — говорит Пера.

Выдернул лешак молодую берёзку, обломал с двух концов.

— Вот, — говорит, — на этой дубинке давай будем силу нашу мерить.

Уселись они друг против друга, взялись каждый за свой конец и давай тянуть, каждый в свою сторону, — кто кого перетянет.

Пера хоть и богатырь, а лешак, конечно, посильнее был.

Зато Пера — похитрее. Он свой поясной ремешок за пень зацепил.

Лешак тянет, тянет, а перетянуть Перу не может.

Уж и пень стал трещать, а Пера — держится.

Леший услышал треск и спрашивает:

— Что это у тебя, Пера, трещит? Может, косточки твои похрустывают?

— Да нет, это сила в меня входит, меня распирает.

Испугался лешак.

— Да, видать, силён ты, Пера, не одолеть мне тебя. Ходи по моей дороге сколько хочешь, и зверьё, и птица пусть твои будут. А сейчас давай спать. Притомился я что-то.

— Спать так спать, — говорит Пера.

— Только ведь я сплю так, что от моего храпа земля дрожит, чёрный лес шатается, а из ноздрей искры сыплются. Не побоишься меня?

— А что мне бояться? — говорит Пера. — Я как дубовая чурка сплю, меня хоть буди, хоть не буди, — ничего не слышу, с бока на бок не повернусь.

Ну, подбросили они ещё веток в костёр и улеглись по обе стороны огня.

Уснул лешак. И верно, от его храпа искры сыплются, деревья качаются.

А Пера не спит. Встал он, разыскал кряж побольше и положил на то место, где сам лежал, а сверху свой совик меховой накинул. Потом отошёл от огня и спрятался за деревом. Лук и стрелы наготове держит.

Недолго спал лешак. Открыл он один глаз, другой, видит, лежит-спит Пера, совиком с головой покрылся. Окликнул его лешак — не отвечает.

«Верно, ведь как чурка спит».

Тогда встал лешак, взял своё копьё и в огонь сунул. И когда раскалилось оно докрасна, размахнулся и вонзил своё копьё в деревянную колоду.

— Получай, — говорит. — Больше по моей дороге не пойдёшь!

— Пойду, — отозвался Пера и спустил стрелу прямо в грудь лешему.

Зашатался леший, закричал, завыл и бросился бежать.

И уж так далеко убежал, что никто его никогда не видел.

И дорога его в лесу стала свободная.

И людей он больше не тревожил.

Да и другие лешие стали людей остерегаться.



Категория: FOREIGN LITERATURE | Добавил: Неугомонный (19.05.2016)
Просмотров: 24 | Теги: В ТРИДЕСЯТОМ ГОСУДАРСТВЕ, В Тридевятом царстве | Рейтинг: 2.5/2
Всего комментариев: 0
Skype: mordaty68
 
Skype: mordaty68

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 
Skype: mordaty68
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА» [3]
ЧУКОВСКИЙ Корней Иванович [1]
ЗАЙКИН Михаил Иванович [16]
Учебное издание
МАЛЯГИН Владимир Юрьевич [17]
Драматург, прозаик, сценарист. Главный редактор издательства «Даниловский благовестник», заместитель художественного руководителя по литературной части Московского Академического театра имени Вл. Маяковского (2004—2008). Член Союза Писателей СССР (с 1990 года), член Издательского совета Русской православной церкви, руководитель семинара драматургии в Литературном институте имени А. М. Горького В 1982 году закончил с Золотой медалью Литературный институт имени А. М. Горького (семинар драматургии В. Розова и И. Вишневской).
FOREIGN LITERATURE [2]
Пётр I [2]
ЛЮБАРСКАЯ Александра Иосифовна [1]
ВОЛКОВ Александр Мелентьевич [12]
 
Skype: mordaty68